Новости Академии менеджмента

Опубликовано: 22.08.2018

видео Новости Академии менеджмента

Республиканский семинар в Академии государственного управления

Удвоение ВВП России к 2035 году – достижимая цель

В Уфе пройдёт II Форум малого и среднего бизнеса стран — участниц ШОС и БРИКС.


Выпускникам Московской академии экономики и права вручили дипломы

В интервью с вице-президентом Торгово-промышленной палаты РФ  Владимиром Падалко мы поговорили о том, какой прогресс достигнут в деловом сотрудничестве в рамках БРИКС и как так называемый разворот России на Восток отразился на российско-европейском деловом взаимодействии.

— Владимир Иванович, в декабре в Уфе пройдёт II Форум малого и среднего бизнеса стран — участниц ШОС и БРИКС. Как развивается взаимодействие МСБ наших стран? Часто говорят, что крупным компаниям сотрудничать с зарубежными компаниями гораздо проще, чем малым предприятиям. Будет ли подниматься эта проблема на форуме?

 — Давайте для начала приведём несколько наглядных цифр. Сегодня в Российской Федерации около двухсот крупных корпораций с государственным участием, занимающих б о льшую долю рынка. Ещё около пятисот компаний на всю Россию — это компании, которые уже переросли статус «средних», но пока не дотягивают до размеров крупнейших корпораций. Они также влияют на формирование внутреннего рынка. В целом получается, что основными игроками на всём российском пространстве являются порядка семисот компаний. А юридических лиц, зарегистрированных в РФ, свыше пяти миллионов. Получается, что 70% нашего рынка принадлежит этим семистам компаниям, а миллионам — вот эта маленькая 30-процентная доля.

Главная задача — научить представителей малых производств, малого бизнеса договариваться с представителями крупного бизнеса, с тем чтобы они нашли точки соприкосновения и начали между собой сотрудничать. Потому что никакие другие формы административного или другого порядка не приведут к тому, чтобы наш крупный бизнес стал замечать малый и стал бы делиться с ним своими ресурсами. Это общая тенденция, актуальная как для стран БРИКС, так и для многих стран — участниц ШОС.

Залог успеха уфимского форума и того, что к нему ежегодно проявляется интерес, как раз и заключается в том, что его участники пытаются найти решения этой проблемы. К слову, некоторые из озвученных на прошлогоднем форуме решений уже внедряются в жизнь. Здесь важно отметить, что инициатива должна исходить не от крупного бизнеса, а от малого, который должен обращаться к крупным компаниям и предлагать свои услуги, которые позволят крупным компаниям оптимизировать свои расходы и повышать качество выпускаемой продукции.

— В феврале 2017 года Индия передаёт председательство в БРИКС КНР. Торгово-промышленная палата России принимает активное участие в работе Делового совета БРИКС, а президент ТПП РФ  Сергей Катырин возглавляет национальную часть ДС БРИКС от России. Как бы Вы оценили год индийского председательства и что нам ждать от года китайского?

 — Если в год российского председательства главным событием стал фактический запуск деятельности Нового банка развития БРИКС, то знаковым событием индийского председательства стало появление первого проекта, в котором принимают участие все страны «пятёрки». До этого утверждалось, что такие проекты практически невозможны. Но жизнь доказала, что это не так. На территории России в Читинской области (Забайкальский край) будет разрабатываться большое золоторудное месторождение. Инициаторами проекта выступили Россия, Китай и Индия. Когда эти три страны договорились о партнёрстве, они пригласили к участию бразильских и южноафриканских инвесторов, которые положительно отреагировали на такое предложение. В ходе мероприятий саммита БРИКС в Индии было подписано соглашение о сотрудничестве по этому проекту между всеми участниками. Я думаю, что это первая ласточка, которая своим примером демонстрирует нам, что нет ничего невозможного. Такое практическое наполнение ранее достигнутых договорённостей в рамках БРИКС и является отличительной чертой последнего года.

Теперь о переходе председательства к Китаю. Все прекрасно понимают, что Китай научился проводить крупные мероприятия и что следующий саммит БРИКС в Китае пройдёт на высоком уровне. Здесь никаких сомнений нет. Я думаю, что в период китайского председательства будет и дальше развиваться практическая составляющая во взаимодействии между странами БРИКС. Тем более что КНР в последнее время активно продвигает свою стратегию «Один пояс — один путь», подразумевающую создание крупнейших инфраструктурных коридоров по суше и по морю, которые бы связывали Китай со всеми существенными рынками сбыта на всех континентах. Мы такую политику китайских партнёров воспринимаем с большим интересом. Она нас всех устраивает, потому что Китай действительно играет существенную роль в мировой экономике и является основным потребителем нашей экспортной продукции. Реализация же китайской стратегии повлечёт за собой рост рынков сбыта и для нашей продукции, что, несомненно, нам выгодно, и, поэтому мы будем продолжать стабильно работать с китайскими партнёрами в тандеме. Высокий и закономерный интерес к китайскому рынку сохраняется и у индийских партнёров, и у бразильцев, и у африканцев.

Надеемся в год китайского председательства плотнее поработать над практическими проектами, с тем чтобы в будущем году предложить Банку развития новые перспективные проекты.

— Перенесёмся из Азии в Европу. Несмотря на продолжающийся режим взаимных санкций и напряжённые политические отношения, российский и европейский бизнес продолжает искать пути взаимодействия. Хороший пример этому — целый ряд совместных мероприятий, прошедших в последние месяцы как на площадке ТПП РФ, так и в разных странах Европы. Как в таких напряжённых политических условиях развивается российско-европейское деловое взаимодействие?

 — Не будем забывать, что на сегодняшний день 52% торгового оборота Российской Федерации приходится на страны Европы. Если мы и говорим о развороте России в сторону Азии, то нужно понимать, что он продиктован элементарной конъюнктурой рынка и теми условиями, в которых находятся сейчас предприниматели России. Если западными странами поставлены ограничения на экспортно-импортные операции с Россией, то соответственно и у нас движение в эту сторону по объективным причинам снизилось. Но таких ограничений в странах АСЕАН, КНР, Индии для нас не существует, поэтому деньги стали искать то русло, где они приносят наибольший эффект. Но тем не менее ЕС остаётся пока нашим главным торговым партнёром.

Второй момент: в России не было закрыто ни одно производство с участием европейских инвесторов. Только в 2016 году в нашей стране было открыто 107 предприятий с участием европейского капитала. Лидирующее место по вложениям занимают Германия, Италия и Франция. Это связано в том числе и с тем, что европейские предприниматели нашли выход из сложившийся ситуации в локализации своих производств на территории России.

Хотел бы также обратить внимание на следующий момент. В немецких СМИ приводились данные о внушительном числе немецких компаний, которые якобы ушли с российского рынка. Здесь нужно понимать, что ежегодно у нас в России регистрируется очень много компаний. Регистрируются они и выходцами из России, ныне живущими за рубежом, и соотечественниками, и разными другими физическими и юридическими лицами. Периодически у нас проходит определённая перерегистрация этих компаний. Так вот, проведённая в 2015 году перерегистрация немецких компаний как раз и выявила, что в течение последних лет прекратили своё существование несколько сотен немецких компаний, которые никакого отношения не имели к производственному сектору, а действовали в области консалтинга, сферы услуг, участвовали в простых посреднических операциях. Так вот большинство этих компаний-посредников и ушли с рынка.

В настоящий момент на территории России действуют порядка 600 компаний, которые созданы с участием немецкого капитала. Это серьёзные партнёры, которые, несмотря ни на какие санкции, нигде никем не преследовались и продолжают работать. Поэтому все эти мероприятия, которые мы провели в последние полгода и в России, и в странах Европы, продемонстрировали общий настрой — что уже работало, то продолжит работать, никто никуда не уходит.

Да, роста числа предприятий в особо чувствительных отраслях, таких как нефтегазовый сектор, мы не видим, поскольку там российские инициативы упираются в барьеры, которые выставляет Европейская комиссия. Но мы полагаем, что это тоже временное явление. Деньги найдут свою дорогу, свой путь, как обойти эти преграды и в конечном итоге всё будет зависеть от потребностей рынка.

Между тем меняется в целом настрой в работе с европейскими партнёрами — нам становится неинтересно. Политики дают понять, что сейчас не готовы к глубоким разговорам, и это толкает бизнес к поиску новых форм взаимодействия. Мы уже не согласны работать только на сырье, нас всё больше и больше интересует глубокая переработка, обмен технологиями, совместные разработки и новое промышленное оборудование. Подобные инициативы поддерживаются в России на государственном уровне, поскольку российская инновационная продукция и продукция с высокой добавленной стоимостью имеет совсем другую цену и совершенно по-другому воспринимается на внешнем рынке. В России стало выгодно заниматься новациями, практически все предприятия, которые сейчас держатся на плаву, специализируются на высокотехнологичной продукции и ежегодно стремятся выпустить новый конкурентоспособный продукт, который можно было бы удачно продавать и у нас, и за рубежом.

Мы уверены, что заявленная цель удвоить ВВП России к 2035 году является вполне осуществимой.

Беседовала Мария Качевская ,

ТПП-Информ

 

Мы в соцсетях
Видеоканал
Поделиться
rss