Управление изменениями в компании

Опубликовано: 22.08.2018

видео Управление изменениями в компании

Управление изменениями в организации. Стратегический менеджмент.

Недавно в приложении к "Эксперту" я прочла статью журналистки-лазутчицы о её служебных буднях на посту секретаря в некоей компании. Я бы не стала читать этот материал, если бы его не посоветовал посмотреть один не самый разборчивый коллега... Когда журналисты на пару минут забегают в реальный бизнес, в котором они за это время, безусловно!, всё смогли понять, всё заметить, а затем облечь в оплаченном конторой материале в "нужные" слова - получаются вот такие статьи.  Журналистов от экономики (хороших журналистов) крайне мало, их фамилии известны, по их присутствию (как и отсутствию) судят об издании. Что поделать - хорошего много не бывает. А бывает еще хуже, когда ни в какую компанию никто не забегал; ситуация придумана такой, какой она могла бы быть (по мнению, опять же, журналиста). Это вообще опиум для народа. 


Павел Потеев. Управление изменениями в компании

В праве на опиум народу никто не отказывает, а вот разборчивый читатель может извлечь пользу не из содержания материала, а из факта его публикации. Как правило, подобные статьи комментируют. Иногда профессионалы, знающие предмет. Иногда такое околоорбитное высказывание вытаскивает из тени малоизвестного знатока, либо он известен там, куда ты еще не захаживал.

Так и в этом случае: комментарий достойнее основного материала. По моему мнению :).

Елена Маркушина 09.04.2008

Алексей Одолламский , психолог, специалист по группо-аналитической психотерапии

М не кажется, самое интересное в этой истории — изменения, которые происходили с автором статьи. Она постепенно разделила со всеми остальными сотрудниками настроение враждебности. Сначала ей, наверное, было стыдно, что она всех обманула ( ???? прим. Е.М. ). Но потом она решила: «Все равно они все козлы!» И у нее, как и у окружающих, отключилась совесть. Ей стало «скучно». А скука — это пассивная агрессия. Чтобы избавиться от чувства вины, надо приписать ее другим. И тогда уже не стыдно, и вы превращаетесь в медсестру из «Полета над гнездом кукушки».

Но вообще-то не психотическое, а рабочее состояние любой группы людей — явление редкое.

Вильфред Бион, основатель группоаналитической психотерапии, в исследовании «Переживания в группе» описал свою работу в английском военном госпитале времен Второй мировой. Там была жуткая проблема. Больные — люди с хаотическим, деструктивным поведением — пьют, дерутся. С другой стороны, они герои войны. Как их лечить — вообще непонятно. Врачи подыхают от чувства вины — если они удачно вылечивают человека, он отправляется назад на фронт, где его или убьют, или покалечат.

Бион попытался вести занятия в группах, чтобы хоть как-то навести порядок. И первое, что он заметил: как только люди собираются вместе, они занимаются чем угодно, только не тем, для чего собрались. Кроме того, он обратил внимание, что люди в группе глупеют.

Когда Бион это все осмысливал, он вывел, что группа тяготеет к трем базовым убеждениям:

«Зависимость» (dependency). У группы есть ощущение, что все ее благополучие зависит от кого-то конкретного: от одного человека или одной организации. И они просто должны следовать за ним. « Бейи   беги » (fight and fly). Идея, что нужно с кем-то бороться или от кого-то спасаться. «Образование пар» (pairing). Группа делится на пары. За этим стоит бессознательная фантазия — надежда на рождение нового Мессии, идея, что от данной пары «родится» кто-то, кто спасет всех.

И есть только одна зрелая, непсихотическая позиция группы, когда люди действительно занимаются тем делом, ради которого собрались. Это «рабочая группа». Остальные группы занимаются чем угодно: пытаются установить хорошие отношения с начальством, борются с врагами, разбиваются на пары, устраивают междусобойчики.

Но рабочая позиция — самая неустойчивая. В любой группе, в том числе и в коммерческой фирме, всегда есть опасность коллективно свалиться в одну из психотических предустановок. В тексте описана атмосфера враждебности, борьбы с предателями и со Злом. Люди друг с другом почти не разговаривают, прячутся в работу. Но на самом деле организация тратит большую часть времени не на работу, а на свою паранойю. Это никакого отношения к продуктивному труду не имеет. Это удовлетворяет бессознательные фантазии данной организации.

А поскольку группа захвачена этой базовой предустановкой, то и каждый из ее участников ведет себя как параноик. К примеру, все учились в советской школе, все знают, что «стучать» плохо, но здесь вдруг люди забывают об этом — им кажется, что есть вещи поважнее. И дело тут не в морали, а в том, что группа функционирует неадекватно.

Я могу предположить, что у них есть страх перед распадом, предустановкой на «образование пар» — когда люди разбиваются на пары, организация вообще разваливается. Но борьба с врагами от этого никак не спасет. Более того, враждебность в фирме просто облегчит муки совести тому, кто захочет, скажем, украсть кусок бизнеса. Потому что у него не будет никаких моральных обязательств, он будет уверен, что «все козлы».

А для того чтобы группе вернуться в нормальное, рабочее состояние, я рекомендую почаще задавать себе вопрос из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен»: «А что это мы тут делаем?»

Источник: http://www.expert.ru/printissues/russian_reporter/2008/12/qa_odollamskiy/

Высказаться  

tname="BTMSMKText">
Мы в соцсетях
Видеоканал
Поделиться
rss