«Жили раньше — и дальше проживем»: алтайские политики не заметили блокировку Telegram

Опубликовано: 23.08.2018

В России несколько дней идет блокирование мессенджера Telegram. Пытаясь предотвратить обход блокировки, Роскомнадзор закрывает доступ к миллионам IP-адресов, которые используют другие сайты и сервисы, в том числе достаточно популярные. Создатель Telegram Павел Дуров анонсировал «Цифровое Сопротивление» – децентрализованное движение в защиту цифровых свобод и прогресса, главная идея которого сейчас — поддержка мессенджера. Однако она ему, похоже, не требуется: в то время, как рунет лихорадит, Telegram у большинства пользователей работает с незначительными перебоями даже без использования разных способов обхода блокировок. Алтайские политики, пользующиеся мессенджером, рассказали ИА «Банкфакс» о своем отношении к проблеме, а также о том, почувствовали ли они, что Telegram в России уже несколько дней официально не работает.

Александр Молотов, депутат Алтайского Заксобрания («Справедливая Россия»):

- Решение о блокировке, конечно, в обывательском плане неоднозначное. Аргументы о необходимости раскрытия данных, которые формулируют правоохранительные органы, можно понять, но у граждан России есть конституционные права, в том числе на тайну переписки. Требование передать ключи шифрования если его и не нарушает, то ставит под сомнение. С юридической точки зрения есть процедура, согласно которой органы могут перлюстрировать нашу переписку. И правоприменительная практика показывает, что суды часто дают на это согласие, а иногда это можно сделать и во внесудебном порядке.

При этом в самой ситуации важно не то, что кто-то пишет что-то противозаконное: пользователи Telegram — обычные люди, и скрывать им от служб особо нечего. Но органы власти ведут себя как слон в посудной лавке — грубо, нарочито. Это вызывает неприятие.

Да, по закону право Роскомнадзора — блокировать мессенджеры. Но исполнители этого решения — не мы, а операторы связи, провайдеры. На нас никак не возлагается обязанность перестать пользоваться этим приложением. Наше право находить способы обхода.

Для меня Telegram — в первую очередь источник информации. Я там почти ни с кем не общаюсь, но читаю каналы. Если мессенджер окончательно заблокируют, то будем думать, как обойти запрет. Жили раньше без Telegram — и дальше проживем. Но если что, мы готовы рассматривать вариант использования прокси-сервера, VPN.

Это решение Роскомнадзора — декларативно-нарочитое. Оно наоборот вызвало дополнительный интерес к Telegram, вдобавок многие россияне узнали, что такое прокси-сервер, VPN и прочие вещи. А ключи шифрования власти при этом так и не получили. Сопутствующее же решение, когда Роскомнадзор начал банить миллионы IP-адресов, попавшихся под горячую руку, ни в какие ворота не лезет. Не хотелось бы, чтобы Россия повторила путь Китая. Есть надежда, что органы одумаются и ситуация разрешится. Потому что на пользу то, что происходит, не идет никому.

Михаил Беднаржевский, журналист, автор канала в Telegram Homo altaiensis:

- У меня Telegram работал и продолжает работать. Это относится и к мобильной, и к десктоп-версии мессенджера. Поэтому технологиями VPN я не пользуюсь. В этой связи немного странно наблюдать за развернувшейся «войной» между Роскомнадзором и сервисом Павла Дурова.

Думаю, что ситуация с блокировкой Telegram — это трамплин к более серьезным изменениям в отечественном сегменте глобальной Сети. В январе ВЦИОМ опубликовал данные исследования, посвященного развитию Интернета. Поводом стало предложение Совбеза Российской Федерации о создании «независимого Интернета» внутри стран-членов БРИКС. Оказалось, что такую идею поддерживают 58 % граждан России. При этом против высказались 29 %.

Общественный запрос на информационную обособленность есть. Вопрос в том, готово ли государство строить в интернете «Великую Русскую Стену». Думаю, что ответ мы получим в ближайшем будущем — после возможной смены правительства и формирования нового кабинета.

Марина Ермоленко, депутат Барнаульской гордумы («Единая Россия»), сопредседатель реготделения «Народного фронта»:

- К счастью, у меня «блокировка» продлилась даже меньше суток, потом без всякого вмешательства все снова заработало. Я активно пользуюсь Telegram, читаю общественно-политические каналы, мне это очень удобно. Все находится в одном месте. Если не брать новостные сайты, то я не вижу альтернативы. Общение — это WhatsApp, Viber — это не проблема. Но так оперативно. как в Telegram, я больше нигде не смогу получать информацию.

Да, во время этих суток без приложения было тяжеловато, потому что приходилось целенаправленно заходить на новостные сайты, открывать нужные рубрики. А тут оповещения, сразу вся информация перед глазами...

Очень хочется надеяться, что стороны придут к компромиссу. Telegram — это отечественное приложение и мне приятно, что он столь популярен и самобытен. Я не специалист, мне сложно рассуждать о технической стороне вопроса, но очень хотелось бы, чтобы ситуация разрешилась лучшим для всех образом.

Андрей Ляпунов, начальник департамента информационной политики администрации губернатора и правительства Алтайского края:

- Учитывая контекст мессенджера, я хотел бы оставить тему без комментариев.

Это скажет о моем мнении о происходящей ситуации гораздо лучше любого комментария.

Евгения Боровикова, депутат Алтайского Заксобрания (ЛДПР), и.о. координатора реготделения ЛДПР:

- Последние 2-3 недели было откровенно не до Telegram, у нас в реготделении идет своя работа. Пока даже не поняла, что случилось, еще никакие пути обхода блокировок даже не искала. Но к выходным, если выяснится, что у меня проблемы с доступом, точно займусь. Это решение Роскомнадзора не то что обидно, но неприятно. В Telegram намного интереснее подавалась информация, каждый высказывал свое мнение, без каких-то формальных правил. И сама информация подавалась в интересном контексте, не то что сухие тексты СМИ. Так что вопрос со своим доступом точно буду решать.

Может, действия Роскомнадзора и выглядят оправданными с точки зрения законодательства. Потому что в Telegram можно не найти первоисточника информации, а информация должна отслеживаться, потому что написать, на самом деле, можно все что угодно. Но и то, что Telegram отказался давать ключи шифрования — понятно. Они не захотели лишний раз связываться. Это их позиция.

Мне кажется, что все эти блокировки — временное явление. Какие-то послабления в любом случае будут. Сделают какие-то изменения — я не технический специалист, мне сложно представить, что это может быть. Но сейчас все стараются кому-то что-то доказать. От этих запретов повышается активность масс. А массового возмущения никто точно не хочет.

Фото: сайт АКЗС, Facebook, «ВКонтакте»

Мы в соцсетях
Видеоканал
Поделиться
rss